четверг, 14 марта 2013 г.

Что заставила меня сделать сестра малолетка в наказание


И кто бы мог подумать, что моя двоюродная сестра Машка, девочка малолетка пятнадцатилетняя, вскоре превратится для меня, почти четырнадцатилетнего подростка в настоящую госпожу малолетнюю и заставит сделать меня, совсем невероятные вещи.




Даже в страшном сне, я такого себе представить не мог. Как то быстро я подзабыл, как стыдно наказала меня сестра, когда я за ней в душе подглядывал. Подзабыл даже, как я на коленях у нее прощения просил, малявки малолетней. А зря...

И ведь недавно у нас сестра моя поселилась. Месяц наверное всего прошел. Поступать приехала, после восьмого класса в техникум. Вот и остановилась у нас с тетей Людой, которая занималась моим воспитанием в то время.

Но тетя Люда устроилась работать официанткой на теплоходе и дома бывать стала редко, полностью передоверив мое воспитание моей малолетней сестре Машке, которая была всего на год с хвостиком меня старше.

Поначалу, я даже обрадовался, поскольку сестру свою малолетку, попросту имел ввиду. Но радовался я рановато. В отличие от меня, сестра малолетка то, мое позорное наказание запомнила и как я понял позже, наказывать меня сестре малолетней, понравилось. Вот только не могла она так сразу, моей госпожой стать или девочкой доминой. Я тогда даже слова такого не знал, честно говоря.

Все случилось как то для меня совсем неожиданно. Вечером еще как обычно, я сестру свою доставучую послал куда подальше, когда она попросила меня помочь ей по дому, обозвал как то нехорошо и попросил поцеловать меня в зад. И доигрался...

Не знаю даже, что тогда со мной случилось, но похоже было на наказание какое то свыше. Утром я проснулся в мокрой постели. Обоссался короче, крутой парень. Позорно обоссался прямо в постель и трусы.

Скрыть свой позор было невозможно. Застилать постель сестра малолетка, мне не доверяла. Сама застилать начала. И застыла, с изумлением глядя на большое мокрое пятно.



Фуууу... - Наконец то пришла в себя сестра. Ты что... Обоссался, что ли? Ничего себе. Такой крутой мэн, а ссыкун. Вот посмеются девки местные, когда я им про тебя ссыкуна расскажу.

У меня остановилось сердце от отчаяния. Мигом припомнил, как я обижал свою сестру малолетку ни за что. И вот она расплата. Даже слезы по щекам покатились, от унижения и бессилия. Рассчитывать на снисхождение от сестры малолетки, мне не приходилось.

Пошли в кухню летнюю, стирать будешь все, - приказала сестра мигом сообразив, что теперь я в ее власти и буду очень послушным мальчиком. Да я был настолько ошеломлен случившимся, что даже ни не пытался возражать. Молча сгреб простынь мокрую, матрац и поплелся за сестрой в кухню летнюю. Набрал в корыто воды и собрался было стирать, но сестра меня остановила.

Ты чего это? А подмыться сначала... Или вонять будешь ходить? Снимай трусы и подмойся хорошенько, с мылом.

И что я мог сестре своей малолетней ответить. Всхлипнул только, снял трусы, взял мыло и попытался как баба, раскорячиться над корытом, что бы подмыться.

Ну ты и тупой - продолжала издеваться надо мной сестра. Даже подмыться толком не умеешь. Всему тебя учить придется, недоразвитый. А ну давай мыло сюда. И выхватив у меня мыло, сестра принялась меня подмывать.

Я едва не завыл от унижения. Покрылся весь испариной, залился краской, но вытерпел позор до конца, не решаясь с сестрой спорить. Да и что мог сделать жалкий ссыкун.? Это была расплата и начало моего позора и конца.

Пока сестра меня подмывала, как сопливого мальчонку, мое мужское достоинство быстро выросло в размерах, отвердело, задрало нос вверх и этот факт, снова вызвал у сестры малолетки бурю негодования. Машка как обычно, зафукала и обозвала меня бесстыжей рожей, которая стыд совсем потеряла.

Я только всхлипывал, жевал сопли и молча, присев голым у корыта, принялся стирать весь свой мокрый позор. Постирал, выскочил в чем мать родила во двор, развесил быстро на веревке и нырнул обратно в кухню, в надежде выпросить у сестры сухие трусы.

Облезешь - услышал я в ответ. Так ходи - без трусов. Проветришься заодно. Ссыкунам стесняться нечего. Они еще маленькие. Взрослые мальчики в постель не бурят. Понял... Да и смотреть у тебя там, еще не на что.

Добила меня сестра малолетка. Окончательно добила. В том то и дело, что смотреть на что у меня уже было. Да еще и в таком, торчащем почти вертикально состоянии, тем более было. Но тогда не это было главное. Главное, что бы сестра не разболтала всем о том, что я ссыкун. Я сам здесь жил не очень долго. Только раззнакомился со всеми.

Да если прознают про мой позор, мне же проходу здесь не дадут. Думаю, сестра тоже понимала это и решила эту ситуацию использовать по полной, понимая, что я весь  с потрохами в ее власти.

Ну что же - отозвалась сестра на мой жалкий лепет. Давай договоримся сразу. Ты теперь, будешь хорошим послушным мальчиком и тогда, может быть, я еще никому не расскажу о том, что ты ссыкун. Договорились...?

Я радостно закивал головой... Согласен я... На все согласен... Только молчи. Даже забыл, что я голый совсем, торчу перед сестрой малолеткой. А сестра про это не забыла.

Снова покосилась на мой торчащий колом писюн и отправила меня в угол. Смотреть мол, на это безобразие ей, приличной девочке малолетке, противно и неприлично. А в углу, я ним маячить перед ней уже не буду. Когда в углу остыну и вид у меня поприличней будет, тогда буду прощения еще просить, за все обиды.

В угол - так в угол. Мне и самому стыдно было торчать перед сестрой малолеткой голым, в таком возбужденном состоянии. Поэтому, на колени в углу я опустился даже с облегчением. Тревожила только мысль о том, что еще прощения придется просить у жабы сестры. Мало ли что ей малолетке, еще в голову придет. Может и по заднице всыпать. Заслужил я однако. Сам понимал, что заслужил.

Но пороть меня сестра малолетка не стала. Так и не дождавшись, когда я остыну и мое безобразие перестанет торчать, сестра заставила меня на коленях, просить у нее прощения. Только - говорит - припомни сначала, куда ты сказал вечером тебя поцеловать.

Я вспомнил моментально. В зад, я сказал меня поцеловать своей сестре. И по щеке покатились слезы. Опустив голову, я с тоской и отчаяньем наблюдал, как скупая мужская слеза, капнула на мой торчащий писюн.

Приступай - раздался как будто издалека, торжествующий голосок приподнявшей платьице и повернувшейся ко мне задом,  сестры. Я поднял голову и всхлипывая от унижения, уткнулся носом, в беленькие хлопчатобумажные трусики.



Ну вот молодец... Можешь, когда хочешь, - помедлив немного, похвалила меня злобная мокрощелка сестра. А теперь, иди в дом с глаз моих подальше и займись уборкой, пока я добрая. Быстро только. А то передумаю еще и ремень возьму.

И я побрел в дом. В голове крутилась только одна мысль. Писец котенку. Больше гадить не будет... Эта мысль, долго меня не покидала. Правильная была, потому что. Очень правильная. Писец котенку, приснился... Полный....



Комментариев нет:

Отправить комментарий