воскресенье, 17 марта 2013 г.

Военкомат голый призывник мальчик подросток и сестра малолетка медсестра


Моя сестра двоюродная, пятнадцатилетняя малолетка Машка, решила поступать после восьмого класса в медицинское училище. Вот тут то и наступили для меня, четырнадцатилетнего мальчика подростка, тяжелые времена.

Ты мне помочь должен, заявила сестра малолетка как то утром. Тебе уже четырнадцать скоро, в военкомат вызовут, а я медсестрой хочу стать. Вот мы и поможем друг другу. Я на тебе буду учиться медсестрой быть, а ты к военкомату привыкать будешь. Медкомиссию у меня проходить начнешь. И тебе хорошо и мне наука пригодится.

Не очень мне мальчику подростку хотелось с сестрой малолеткой в военкомат играть. Чувствовал, что добром эта игра в военкомат не закончится для меня. Коварная сестра у меня Машка. 

Но очень уж сестра насела на меня. Как можно сестре в по мощи отказать... Пришлось согласиться. Она сестра, медсестрой будет в военкомате, а я допризывником подростком на медкомиссии. На том и порешили. Тетя Люда, у которой я тогда жил, как обычно в рейс ушла так что помешать нам с сестрой малолеткой играть в военкомат никто не мог.

Машка сестра, в спальне кабинет оборудовала и отослала меня в гостиную раздеваться перед медкомиссией. Разделся я до трусов и завалил к сестре на медосмотр. Такой себе домашний тренировочный военкомат с сестрой малолеткой медсестрой во главе.



Сестра неодобрительно покосилась на мои трусы. Ладно говорит, я пока горло посмотрю, а потом трусы снимешь. В военкомате медосмотр без трусов призывники проходят. 

Я прозрел. Ну нет,  говорю. Без трусов я не хочу... Без трусов стыдно... Я не маленький уже мальчик, что бы без трусов разгуливать.

Ну ты и дурак. А говоришь взрослый парень. Кто же врачей и медсестер стесняется? Тем более, в военкомате. Как же я в трусах тебя осмотреть могу. А вдруг у тебя там, под трусами, нарушения какие то есть. Нет, в трусах медкомиссию не пройдешь. Снимай давай. Ты же хочешь сестре помочь доктором хорошим стать.

Ну думаю - ладно... Так и быть,  помогу сестре малолетке доктором стать. Голого, она меня все-равно уже видела так что ладно. И я вздохнув тяжко, трусы снял. Медкомиссия, так медкомиссия. К военкомату привыкать надо. Пацаны старшие говорят, что там в военкомате, они действительно, перед девками медсестрами, голыми ходили.

Ну вот и хорошо - обрадовалась сестра малолетка, когда я трусы снял и голым остался. Это совсем другое дело, можно начинать... И началась наша сестрой малолеткой медкомиссия.

Заглянула сестра Машка мне в горло, язык ложкой придавила, в уши посмотрела, мускулы пощупала и все чего то там в тетрадку свою врачебную записывала. Затем вдруг, резко ткнула меня пальцем в брюхо.

Я завопил от боли и неожиданности...

Вот видишь, обрадовалась сестра. С желудком у тебя непорядок. Засорился желудок. Клизму значит будем ставить. Я там в аптечке у тети, клизму большую видела. После медкомиссии я тебе ее и поставлю.

Обрадовала зараза такая. Не хочу я клизму. Мы же так не договаривались...

Нет договаривались - возмутилась сестра. Все по настоящему должно быть. Иначе не получится из меня доктора. Потерпишь немного ради меня - ладно.

Ладно - отвечаю. Ради тебя потерплю, так и быть. Клизма, так клизма. Только чур, не смеяться надо мной. Поехали дальше. Скорее давай, делай свой медосмотр.

И мы поехали дальше. Добралась сестра малолетка, до самого ценного для каждого мужчины места. Взяла линейку и скривилась, брезгливо придерживая писюн двумя пальчиками. Да тут говорит и померить нечего. 

И договорить не успела, как померить уже было что. Прямо на ее глазах, маленький писюн вырос в размерах и задрал головку.

Ну вот. Это другое дело. А то я расстроилась даже. И сестра Машка, аккуратно все это добро измерив, записала данные в свою тетрадку. Затем, снова резко ткнула дура меня пальчиком сбоку, чуток пониже живота.

Я снова завопил от боли, а Машка расцвела. Вот говорит - нашла наконец то. У тебя аппендицит. Вырезать сейчас будем его. Так что попей чаю и приготовься.

Я в осадок выпал. Ты чего - говорю - сестра совсем с ума сошла. Какой аппендицит вырезать. Не дамся я...

Да не бойся. Я же понарошку вырезать его буду - успокоила меня сестра малолетка. Просто потренируюсь немного. Тебе даже больно не будет. Ты только не мешай мне.. Ладно...

Ну если понарошку, тогда ладно. Лишь бы поскорее уже все закончилось. А то мне голому, уже неудобняк торчать, даже перед сестрой медсестрой. Тем более, что торчал не только я, а и у меня кое что уже торчало, пониже живота. Как раз там примерно, где Машка аппендицит вырезать будет.

Уложила меня сестра малолетка на диван, вышла ненадолго и вернулась с теткиным станком бритвенным в руках и помазком.



Ты чего это задумала Машка? - изумленно спросил я сестру медсестру. Снова подлянку какую то сделаешь?

Да нет, не бойся. Я перед операцией, побрить тебя там должна - порадовала меня сестра и показала, где она меня брить будет.

Я даже с дивана вскочил от возмущения. Ты чего - завопил. Дура, что ли? Да если меня там побрить, то я как маленький мальчик буду выглядеть. Нельзя мальчиков там брить. 

Ты точно дурак. Перед операцией, обязательно там брить надо. И мальчикам и девочкам. А волосы снова вырастут быстро. Кто тебя там, кроме меня видит. А я же доктор будущий и сестра твоя к тому же. Ложись давай и не мешай.

Лег я... Губу от стыда прикусил, глаза закрыл и сдался сестре малолетке Машке. Хрен с ним. Пускай бреет, раз положено. Может и правда, сестра когда то доктором станет настоящим. Пожертвую волосами своими, так уж и быть. Действительно, кроме нее меня там ник то не увидит бритого.

Ох и пыхтела же сестра, пока брила мне пах. Даже слюну пустила, от усердия. Штуковина моя торчащая параллельно животу почти, сестре мешала почему то постоянно. Она ее сдавила одной рукой и то в одну сторону сдвигала, то в другую. То вертикально поставила и в итоге - доигралась.

Нельзя с этими штуковинами торчащими, так вот бесцеремонно обращаться. Они стреляют иногда, вот и моя выстрелила. И не один раз. И патронов там, много оказалось. Всем досталось. И сестре малолетке медсестре и покрывалу и даже мне, порция на рожу ляпнула.

Завопила сестра от возмущения. Ну как - говорит - с вами пацанами, играть можно, если вы гадостями брызгаетесь вечно. Стирать теперь все надо. Я же не добрила даже тебя еще. Обиделась, вообщем. Но поостыв чуток, добрила все-таки меня и аппендицит мне понарошку вырезала.

Затем, притащила клизму, уложила меня на бок, продырявила мне попу и наконец то успокоилась. На сегодня - говорит - хватит. Сходишь через время на горшок и все.

Теперь, придется каждый день осмотр делать. Профилактику, реабилитацию, подбривать хозяйство твое. Вообщем, полный сервис. Будешь у меня, под постоянным наблюдением. Я еще не все осмотрела. Особенно, ту штуковину, что стреляет. Неправильная какая то она. Там явно нарушения есть. Будем лечить до тех пор, пока она брызгаться гадостью не перестанет.

Я даже всхлипнул слегка.  Ну и дура сестра у меня. Это же когда интересно, эта штуковина моя мужская, брызгаться гадостью перестанет. Получается что моя сестра малолетка медсестра Машка, всю жизнь ее лечить будет.

Хотя с другой стороны, не так уж это и неприятно. Пускай лечит сестра штуковину эту. Может какие новые технологии применит, более приятные. Она девка способная, сестра моя малолетка Машка. Все на лету схватывает, трудностей не боится. Так что ладно Машка, будем дальше играть в военкомат с тобой медсестрой.

И я вздохнув, напялил трусы и побрел стирать заляпанные гадостью вещи. 




Комментариев нет:

Отправить комментарий